За более чем три года с момента подписания соглашения «Женева-2006», когда Украина взяла на себя обязательства перейти с аналогового на цифровое эфирное вещание к середине 2015 г., вокруг темы цифры появилось больше мифов, чем было осуществлено реальных действий. Ольга Большакова, руководитель центра законодательных инициатив Независимой ассоциации телерадиовещателей (НАМ), рассказала «і» о существующих ложных представлениях о цифровом вещании, которые мешают развитию всего проекта.

Вопрос: Почему вам приписывают авторство мифа о необходимости гарантий под инвестиции в оборудование для цифрового вещания?
Ответ: Когда речь идет о создании инфраструктуры цифрового телевидения, нужно четко разграничивать ее отдельные сегменты, т.к. они неоднородны и по стоимости, и по срокам эксплуатации. Оценка стоимости одного комплекта передающего оборудования для трансляции восьми-девяти телеканалов на одну зону вещания (всего таких зон 81) колеблется от 935-1005 тыс. грн. (по данным Одесского ОРТПЦ
, силами которого уже было построено две зоны вещания) до 3365,405 тыс. грн. (по данным Национального совета Украины по телевидению и радиовещанию). А срок его эксплуатации составляет около 10 лет, так же как и стандартный срок действия лицензии на вещание. Т.е. при совместной закупке передающего оборудования в рамках одного мультиплекса расходы каждой общенациональной телекомпании на обеспечение трансляции на всю страну, по разным оценкам, составят от 8,5 до 30 млн. грн., и можно предположить, что за 10 лет они окупятся с минимальными рисками.
Совсем другая ситуация со строительством и оборудованием антенно-мачтовых сооружений, расходы на которые составляют от 500 тыс. грн. до 4,5 млн. грн. на один объект (без учета затрат на земельные участки), а их срок эксплуатации может достигать 50 лет и более. Для оценки окупаемости таких инвестиций следует принять во внимание стремительный и слабо предсказуемый процесс развития технологий как в сфере телерадиовещания, так и в сфере других технологий связи.
Сегодня мы еще внедряем цифровое телевидение и рассчитываем работать в этом стандарте как в аналоговом — 40-50 лет, но уже завтра мы можем обнаружить, что новому поколению зрителей эфирное телевидение не нужно.

В: Когда это станет понятно?
О: Как только широкополосный мобильный интернет станет доступен и технически, и финансово значительной части населения, аудитория эфирных телекомпаний уменьшится в несколько раз. Разумеется, все население страны так быстро перестроиться не сможет. Но если у голубых экранов останется только его малообеспеченная часть, будут ли рекламодатели платить достаточно, чтобы эфирное телевидение выжило?
Так вот, если предположить, что некие каналы-энтузиасты вложат изрядные средства в то, чтобы построить свой собственный мультиплекс на базе своих собственных «вышек» по всей Украине, а лет через семь-десять они обнаружат, что технологии опять изменились, не окажутся ли они в довольно сложной ситуации? А тут еще государство возьмет и не продлит никому лицензии на цифровое вещание, дескать, теперь эти частоты нужны народу для развития интернета (в тех странах, где лицензии на аналоговое вещание выдавались бессрочно или частоты продавались в частную собственность, уже идет речь о необходимости их принудительного изъятия в связи с внедрением цифрового вещания). Передающее оборудование отслужит свой срок и пойдет на металлолом, а что счастливые собственники будут делать с антенно-мачтовыми сооружениями? Утилизация таких объектов тоже весьма недешевое удовольствие.
Проблема поиска гарантий встанет и перед любым другим инвестором, и деваться некуда — во всем многообразном имущественном комплексе, который называется «многоканальная цифровая эфирная сеть», есть только один стабильно ликвидный компонент, который к тому же с течением времени будет расти в цене — это частоты.

В: Какой выход вы предлагаете?
О: Наиболее правильным, с моей точки зрения, является государственное финансирование расходов на антенно-мачтовые сооружения, тем более, что государству будет проще решить проблему с землеотводами, получением разрешений от служб экологического контроля. Ведь, в конце концов, именно государство принимает решения о принудительной смене технологий и должно нести за них финансовую ответственность.

В: Одним из камней преткновения разных сторон, причастных к проекту, является оценка его возможной стоимости. Во сколько, по-вашему, можно вложиться, чтобы выполнить условия «Женевы-2006»?
О: Если говорить о цене вопроса, то когда эксперты рассчитывали стоимость проекта по максимуму, то исходили из необходимости обеспечения вещания на всей территории Украины. Причем таким образом, чтобы в каждой точке страны был качественный прием на мобильные устройства. Это значит, что человек едет на машине и на автомобильную антенну непрерывно и без помех получает все общенациональные и региональные программы телевидения (всего — около 80 телеканалов). Звучит заманчиво, если не задумываться о том, сколько это будет стоить, сначала государству или бизнесу, но в конечном счете — все равно потребителю-налогоплательщику. Как я уже говорила раньше, одни затраты на постройку около 600 дополнительных антенно-мачтовых сооружений составят миллиарды гривень, а по некоторым подсчетам и миллиарды долларов.
Тем не менее именно такие обязательства Украина взяла на себя добровольно, подписав международное соглашение «Женева-2006». Для широкой и малоосведомленной публики эти обязательства толкуются таким образом: «Или мы до 2015 г. все построим, или навсегда утратим частотный ресурс». Я долго пыталась понять, чем руководствовались представители Украины, соглашаясь на такие, мягко говоря, трудновыполнимые условия, т.е. так ли нам нужны к 2015 г. 80 телеканалов в эфире, если сегодня вполне хватает 20. И только недавно и совершенно случайно от одного из представителей Минтранссвязи я получила ответ на этот вопрос. Оказывается, когда в Женеве определялся подход, предусматривающий равномерное выделение по восемь мультиплексов каждой стране, страны брали этот ресурс, думая не о сегодняшнем дне, а о том, что реализация этого плана рассчитана на 40-50 лет. И понятно, что за такое время любая страна постепенно использует весь ресурс: либо у нее появится много новых вещателей, либо вместо 20 каналов стандартного качества она запустит, например, пять каналов телевидения высокой четкости, а на резервных каналах может быть начнется бурное развитие регионального вещания. И это не значит, что если мы завтра не построим все восемь мультиплексов по всей стране, то послезавтра придет кто-нибудь из наших технически более продвинутых соседей и скажет: отдайте мне часть вашего ресурса, вы с ним не справились. После 2015 г. наши проблемы сведутся к тому, что на приграничной территории Украины на неиспользованных нами частотах наши граждане смогут принимать иностранные каналы из соседних стран, а в центре Украины в эфире на них будет пусто. И так до тех пор, пока мы не достроим на этих частотах свои цифровые сети. Хотя, действительно, существует опасность, что если мы не будем использовать значительную часть ресурса еще лет 15-20, то при кардинальном пересмотре соглашения «Женева-2006» Украине будет сложно настаивать на получении такой же части ресурса, как и странам, полностью внедрившим цифровое телевидение.
Поэтому, на мой взгляд, главное сейчас — построить такое количество мультиплексов, которое позволит перевести на цифру уже существующих вещателей: два общенациональных мультиплекса для 18 общенациональных каналов частного вещания, один общенациональный мультиплекс для непонятного пока количества каналов государственного и общественного вещания и один мультиплекс для регионального частного вещания. С такими вводными можно надеяться, что на ближайшее время расходы уложатся во вполне посильные сотни миллионов гривень в год.

В: А разве обеспечение населения сет-топ боксами не является одной из основных проблем переходного периода?
О: Я думаю, что в данном случае это не столько миф, сколько политика. Это такой красивый политический ход, который говорит о том, что здесь и сейчас мы будем заботиться о нашем населении. Понятно, что всегда обещают повысить пенсии и зарплаты, но сейчас удачный момент, чтобы кроме хлеба пообещать каждому еще и кусочек зрелищ. Давайте прикинем, ну пусть этот сет-топ бокс будет стоить 600 грн., если честно — это такая непосильная сумма? Как только у нас появится цифровое телевидение и Украина станет оптовым рынком сбыта для сет-топ боксов, производители завезут в страну море этого оборудования по -30 за штуку, а вообще назывались цифры и в . Вот Казахстану корейские производители предложили поставку сет-топ боксов в стандарте DVB-T-2 (а этот стандарт еще находится в стадии разработки и не внедрен даже в Европе) всего за за штуку. Давайте скажем честно: лицам без определенного места жительства пока эти устройства не нужны, так как у них нет телевизоров (позже, может, и появятся портативные модели), но пенсионер сможет себе это позволить.

В: Почему синхронное вещание не устраивает местных вещателей?
О: Если честно, я уже устала отвечать на этот вопрос, потому что не понимаю причины, по которой наш Нацсовет до сих пор ничего не предпринял для того, чтобы изучить хорошее решение, разработанное специалистами из Украинского научно-исследовательского института радио и телевидения. По сути, оно базируется на том, что цифровые передатчики, работающие на одной и той же частоте, располагаются по территории страны с очень большими промежутками, чтобы не создавать помехи друг другу. И вот в этих промежутках можно разместить маломощные передатчики для местных станций. А таких промежутков («белых пятен») — половина территории Украины по каждой частоте. Если по сути вопроса, то да, для местного вещания решение проблемы — это однозначно не вещание в синхронных зонах, которые иногда охватывают четверть или треть области, а иногда лежат на границе трех областей. Просто оплата за распространение сигнала на такую территорию это 50-60% валовых расходов вещателя. А ведь за вещание на «леса, поля и реки» рекламодатель платить не будет. Да и не потянут местные вещатели конкуренции за региональный мультиплекс, туда уже рвется большинство спутниковых каналов. Так или иначе, количество вещателей будет расти и их просто выживут с этого мультиплекса, как их выживали с аналоговых частот общенациональные и региональные телекомпании. Мы же хотим, чтобы для них был выделен такой частотный ресурс, на который никто, кроме них, претендовать не будет. А мини-сеть — это решение, которое позволяет, думаю, за тыс. построить нормальную техническую базу для вещания двух-трех телепрограмм (а для одного вещателя это будет стоить -20 тыс.) и в дальнейшем не вкладывать большие средства в ее обновление. Это посильная сумма для местных вещателей на сегодняшний момент.

В: Если у нас столько проблем, хватит ли нам времени, чтобы перейти на цифру в 2015 г.?
О: В Одессе технические работы по созданию инфраструктуры заняли два месяца на две зоны силами одного РТПЦ. Допустим, чистота эксперимента была нарушена: какая-то подготовка началась раньше, производители оборудования помогали его налаживать, мультиплексирование, насколько я поняла, полностью осуществляется в Киеве, и все же два месяца — это очень небольшой срок. Можно предположить, что в других зонах с нуля на эти работы потребуется полгода, в любом случае — с момента, когда будет принято решение, будут определены участники этого процесса, инвесторы, права, обязанности. И когда будут решены все юридические и экономические вопросы, сама техническая реализация займет минимум времени. Понятно, я сейчас не имею в виду строительство антенно-мачтовых сооружений, потому что это более длительный процесс. Но, как я уже говорила, на первом этапе можно попробовать обойтись существующими объектами. По-крайней мере, нужно рассмотреть такую возможность. Поэтому давайте мы вначале спокойно, не торопясь все обсудим и примем взвешенное решение, а потом будем быстро его исполнять.

eizvestia.com

Обсуждение этой публикации запрещено! Вы больше не можете оставлять здесь комментарии.