Сергей БойкоВокруг оператора кабельного телевидения «Воля» в последнее время развернулась настоящая «шумиха». Сначала один из народных депутатов, а затем объединения кабельщиков, обвинили «Волю» в активной незаконной монополизации рынка. Реакция на подобные заявления, а также взгляд на положение вещей на рынке кабельных услуг, перспективы внедрения IPTV и курс на регионы – в интервью «МедиаБизнесу» президента компании Сергея Бойко.

- В Гаспре на Днях кабельного телевидения, была озвучена цифра, что 50% абонентов кабельного ТВ Украины – клиенты «Воли». Насколько это соответствует правде?
- На этом событии выступал Директор Ассоциации «Телекоммуникационная палата Украины»  (ТПУ), который сказал, что входящие в палату компании обладают 50%  от легально отчитываемой абонентской базы в стране. Кстати в Ассоциацию ТПУ, помимо компании «Воля», входят также «Вижен ТВ» (Viasat), несколько иных провайдеров спутникового и кабельного телевидения. Вся их совместная абонентская база составляет около 1,5 млн.


- А если говорить о «нелегалах». Сколько компаний на рынке работают вне правового поля?
-  Судя по тенденции, которую мы наблюдали в 2009 году, таких предпринимателей около 30- 40%  на рынке. Они воруют дважды – у правообладателей деньги за их контент, и у государства – деньги в виде налогов. Ведь регистрируя ЧП на едином налоге, они собирают деньги наличными. Уследить, сколько у них абонентов на самом деле – достаточно тяжело. Да и госорганы с этим эффективно не борются.

Ёмкость всего рынка платного телевидения в Украине, его абонентская база, по разным оценкам составляет от 3 до 5 миллионов семей (домохозяйств). Столь большая разница – 2 миллиона – это пользователи провайдеров, которые не отчитываются о своих абонентах. 

- Какая часть этого рынка все же принадлежит «Воле»?
- У нас около 1,3 млн абонентов. Если исходить из цифры в 5 миллионов абонентов, которая учитывает пользователей услуг, предоставляемых  участниками рынка (пусть даже без лицензии), то наша доля – около 26%, если из других цифр – то в среднем 30-33%

- На прошлой неделе было обнародовано заявление ряда ассоциаций кабельных операторов, в котором они обвиняют «Волю» в стремлении монополизировать рынок.
- Я не хочу это комментировать, потому что объединение граждан « Всеукраинская ассоциация кабельного (ВАК) телевидения» (последняя – среди подписавшихся под открытым письмом  – авт.) тяжело назвать всеукраинской. Ее учредил  собственник компании «Информационные технологии» – Юрий Лабунский.

Его компания «Информационные технологии» – наш конкурент в Киеве. И хочу отметить, что господин Лабунский неоднократно предлагал нам купить его компанию, чтобы «у нас дальше не было проблем»!

А его ассоциация числится в реестре объединений граждан. Это значит, что учредителями данной Ассоциации являются десять физических лиц. Двое из них – сестра и сам господин Лабунский, остальные –  его знакомые или сослуживцы. Если это называют всеукраинской ассоциацией, то объединение компаний куда входим мы – должно называться всемирным.

- Обвинения в монополизме в адрес «Воли» звучали также и от нардепов Кармазина и Семерака. Последние за разъяснениями обратились к городским властям Киева. Заместитель председателя КГГА Денис Басс, отвечая на их запрос, по сути, подтвердил монополизм «Воли» в Киеве.
- Я не знаю, кто мог бы на сегодняшний день подтвердить монополистическую или немонополистическую сущность компании «Воля». Любой бизнес в этой стране и в мире имеет монополистическую сущность. Ведь по закону монополизм – это лидирующая функция на рынке. А желание быть лидером  – есть у любого бизнеса.

Ответ Басса был подан депутатами, которые делали запрос в их трактовке. Я читал ответ. Там об этом (монополизме – авт. ) – ни слова. Там сказано, что имущественных претензий город к нашей компании город не имеет, поскольку все сети «Воли» построены нами и являются нашей собственностью. Ичто на сегодня телекоммуникационные сети нашей компании, охватывают большую часть территории Киева.

- Точнее, 100% территории Киева.

- Ну и что?  И у  «Укртелекома» – 100%, причем не только Киева. А как же сети  МТС, «Киевстара», или спутниковых платформ, которые охватывают 100%  всей Украины.

- Каким будет ответ компании на эти заявления?
- Наш юридический отдел изучает возможность ответа, к сожалению, лишь через судебные инстанции. Юристы дадут свои заключения. Но я считаю, что у нас в стране суды нечасто рассматривают иски, в которых народных депутатов обвиняют в распространении клеветнических сведений.

- Как Вы оцениваете капитализацию компании «Воля»?
- Она на сегодня зависит, в первую очередь, от состояния на фондовых рынках. Но, по моему убеждению, это несколько сотен миллионов долларов.

- А как эта цифра менялась, учитывая кризисный период?
- Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно было котироваться на рынке. Если говорить о моей оценке компании, в которой я работаю, она не могла меняться. Ведь, несмотря на кризис, мы были успешными.
Но если смотреть на котировки европейских рынков – то стоимость многих провайдеров изменилась и изменилась в меньшую сторону.

- А есть ли у акционеров намерения продавать часть акций? Ходят слухи о возможности продажи части акций «Воли» российской компании МТС.
- По состоянию на вчерашний день, акционеры не имели никаких идей по поводу продажи своих акций в ближайшие три-пять лет. Если МТС хотел бы  купить «Волю»: зачем ей распространять слухи? Есть простой способ – можно заявить о том, что хочешь купить.

МТС не выходила пока с предложениями. Предполагаю, что все подобные слухи есть ни что иное, как попытка среди мобильных операторов надавить друг на друга, испугать, принудить «закопать» много денег, инвестировать их куда-то или купить кого-то.

- В начале года Вы заявили о потери «Волей» абонентов. Как изменилась ситуация за первый квартал 2010 года?

- Мы потеряли около 100 тысяч пользователей именно кабельного телевидения. Из них 30 тыс в начале 2009 года в Киеве. Это те люди, которые с началом кризиса потеряли работу и уехали из столицы. Ситуация в текущем году достаточно стабильная. Прироста и спада количества пользователей услуги доступа к телевизионным программам не наблюдается. Рост количества клиентов высокоскоростного доступа к интернет есть, но, к сожалению, невысокий.

- Вступив в должность вице-президента «Воли», Эрик Франке заявил о планах компании относительно украинских регионов. Каковы они сейчас?

- Если говорить о пятилетней перспективе, то размер инвестиций в это направление составит несколько сотен миллионов гривен. На сегодня заявки на то, чтобы получить право использовать бренд компании «Воля», прозвучали из 19 городов – от 19 провайдеров. Из них уже получили право предоставлять услуги под этим брендом провайдеры из Киева, Львова, Севастополя, Винницы, Полтавы и Харькова.

Надеюсь, что до конца года большая часть оставшихся операторов также заслужит это право. Но сперва, им необходимо провести реорганизационные мероприятия, о которых говорил Эрик. Не только вывеску поменять, но и быть ориентированными на клиентов: понимать, что удовлетворение потребностей клиента – первоочередная задача.

- Жалобы в сторону «Воли» часто звучат как раз касательно бюрократизации общения клиента и оператора.
- Я уверен, что сейчас этого уже нет, тем более в Киеве. То, что это было, – безусловно, мы над этим работали. И будем работать в дальнейшем. Потребитель с каждым годом становится более требовательным. Еще пять лет назад многие не понимали, что такое цифровое телевидение, и как это – 100-150 каналов в пакете, сейчас это чуть ли не минимум.

- Когда Вы начнете предоставлять услугу доступа к телеканалам для своих абонентов через IP-протокол (так называемое IPTV)?
- Для того, чтобы это осуществить каждый абонент должен купить небольшое устройство за 150 долларов под названием IP set top box. Перекладывать 150 долларов на потребителя, на наш взгляд, не совсем правильно в условиях кризиса.

Технологически мы знаем, что нужно сделать, практически мы знаем, сколько это будет стоить для конечного потребителя. Если на то будет спрос, сделаем это мгновенно и немедленно.

Данил Билык
МедиаБизнес

Обсуждение этой публикации запрещено! Вы больше не можете оставлять здесь комментарии.