Стало известно, какая версия закона о запрете российских сериалов легла на подпись президенту. Что запретили и как к этому относятся участники рынка?

Закон Княжицкого: какие российские сериалы уходят с телеэкрановНа прошлой неделе глава Верховной Рады Владимир Гройсман наконец-то подписал закон, который вводит ряд ограничений на показ российских фильмов и сериалов. 259 депутатов проголосовали за еще 5 февраля, но спикер, ставя на голосование поправки, перепутал их авторов: вместо поправки Олега Ляшко, предлагавшего запретить все российские фильмы и сериалы, поставил на голосование поправку Виктории Сюмар, которая предлагала запретить все российские фильмы и сериалы, созданные после 2014 года. В итоге никто не знал, какую версию законопроекта подпишет спикер - Ляшко или Сюмар. Подробности возникновения правовой коллизии можно прочитать здесь.

Спустя почти полтора месяца есть возможность разобраться, что же будет запрещено к показу на украинском ТВ уже в конце мая - начале июня (если президент подпишет законопроект, то он вступит в силу через два месяца после подписания).

Телевизионщики могут вздохнуть с облегчением: Гройсман подписал не поправку Ляшко. Победила более умеренная версия Сюмар.

Подписанный Гройсманом закон вносит изменения в законы "О кинематографии" и "О телевидении и радиовещании". Также документ вводит критерии для запрета фильмов и сериалов государства-оккупанта и предоставляет дополнительные полномочия Госкино - штрафовать нарушителей.

Что запрещено

1. Телетрансляция и показ в кинотеатрах ВСЕХ российских фильмов и сериалов, в которых:

· силовики страны-агрессора представлены в позитивном ключе;

· в сюжете которых ставится под вопрос или отрицается территориальная целостность Украины или оправдывается ее оккупация;

· есть ксенофобия: пропагандируется исключительность, превосходство или неполноценность кого-либо из-за их религии, нации, расы, пола, социального или финансового положения.

Телепродукцию, созданную в СССР, до 1 августа 1991 года, закон не запрещает.

2. Закон запрещает телетрансляцию ВСЕХ фильмов и сериалов страны-агрессора вне зависимости от жанра, выпущенных после 1 января 2014-го. Этот запрет не распространяется на кинопрокат.

3. В зону риска может попасть любая российская телепродукция, если актер, режиссер, сценарист или другой участник поддерживает агрессию России против Украины. Показ телепродукции с участием персон (актер, режиссер, сценарист и др.), которые публично поддержали оккупацию Украины, запрещен. Список таких лиц будет составлять и публиковать на своем сайте Министерство культуры на основе списков СНБО, СБУ и Нацсовета по теле- и радиовещанию.

4. За распространение (показ) любых фильмов-сериалов, которые нарушают этот Закон, предусматривается штраф в размере от 10 до 50 минимальных заработных плат (12 180 - 60 900 грн) за каждый показ. (За первый - 10 минимальных зарплат, за последующие - по 50). Но конкретный размер штрафа для вещателя, нарушившего закон, может корректировать Госкино.

5. Закон предоставляет ряд новых полномочий Государственному агентству по вопросам кино (Госкино). Запрет фильмов-сериалов осуществляет Госкино через аннулирование выданных удостоверений на право распространения и демонстрацию фильмов. Мониторинг за соблюдением закона осуществляет Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания. В случае выявления нарушения Нацсовет составляет соответствующий акт и передает его Госкино. Штрафовать будет Госкино. Если телекомпания не оплатит штраф в течение 30 дней, Госкино обращается в суд.

Закон болезнен для всех крупнейших телегрупп: Inter Media Group Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина (лидеры показа российского контента Интер и НТН), Медиа Группа Украина Рината Ахметова (Украина и НЛО ТВ), StarLightMedia Виктора Пинчука (ICTV, СТБ и Новый канал), и 1+1 медиа Игоря Коломойского (2+2, ТЕТ и 1+1).

Закон Княжицкого: какие российские сериалы уходят с телеэкранов
Мнения участников рынка:

Юрий Артеменко, глава Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания

Закон возник потому, что телегруппы не могли между собой договориться, какие российские фильмы и сериалы нужно запрещать. Этот закон - результат отсутствия саморегуляции телеиндустрии. Если отрасль не может определиться, тогда определяет законодатель. Телегруппы сами себе испортили жизнь. Если бы с начала оккупации телеканалы перестали до последнего тянуть и показывать Пореченкова, Охлобыстина и российский спецназ, то запрета бы не было. Для них это бизнес, менеджеры канала мне об этом сами говорят. Они думают только, как эти фильмы и сериалы должны отработать в эфире. Я не сторонник полного запрета. Этот закон может отсечь от украинского зрителя много хороших фильмов.

Елена Васильева, главный продюсер сериалов и фильмов телеканала 1+1

Наша группа однозначно поддерживает запрет на сериалы "милитаристской" направленности и выступала с такой инициативой около года назад. Тем не менее мы очень сожалеем о том, что законодатели не хотят отделить простых россиян от правящего российского режима. На сегодняшний день дух закона отражает позицию не просто незаинтересованности в примирении наших народов. Даже во время югославского конфликта в Хорватии не запрещали сербское кино, не связанное с прославлением четников. Художественный контент любой страны, в том числе и российский, отражает то, чем живут люди.

В нынешнем виде дух закона отражает представления общества, в котором не действует презумпция невиновности, по сути транслируя позицию: "после 1 января 2014 года все россияне и все их творчество виновны по определению".

Мы не питаем иллюзий по поводу разрастающегося контроля Кремля на сериальный и кинопродукт в России. Но давайте уважать коллег и зрителей: они что, не в состоянии сделать свой выбор в пользу контента, где речь идет о вечных ценностях и общечеловеческих проблемах?

Могут ли быть злоупотребления, если выбор оставить за дистрибьюторами и телеканалами? Могут. Но они будут составлять незначительный процент, так как запрос украинского общества очевиден.

Игорь Розкладай, медиаюрист

Мы не раз встречались с тем, что правки вносились в текст законопроекта после его голосования и спикер подписывал текст со всеми уточнениями. В парламенте очень часто такие вещи случаются. Закон о запрете будет действовать только на время оккупации. Он появился потому, что Госкино не могло взять ответственность, рисковать, брать на себя решение о невыдаче прокатных удостоверений или их приостановке.

Кремль после аннексии Крыма решил через кино отбеливать это преступление, показывая доблестных воинов, силовиков. Нам нужно было реагировать. Поправка Сюмар адекватна. Милитари фильмы-сериалы плюс российские фильмы-сериалы, выпущенные после 2014-го, - это лучше, чем запрет всех российских фильмов-сериалов. У нас все же не военное положение, чтобы запрещать всю российскую телепродукцию. В идеале нужно было бы запретить конкретные продукты. Что касается штрафов, то если бы Кабмин обязал Госкино штрафовать, это было бы не до конца законно. А так есть закон, который это четко прописывает.

Сергей Оснач, общественное движение Отпор, которое выступает за бойкот русского кино

Надо было оставлять поправку Ляшко и запрещать весь российский информационный продукт на период агрессии и оккупации. Исключение можно было сделать разве что для некоторых российских фильмов, которые являются признанными шедеврами и которые сняли авторы, что поддерживают Украину. Но политической воли запретить все - нет. Поэтому поддерживаю даже такой компромиссный закон. Надеюсь, его безотлагательно подпишет президент. Потому что дальше терпеть российскую пропаганду в украинском информационном пространстве уже невозможно. Также надеюсь, что "по дороге к президенту" закон не исказят.

Медиа Группа Украина

Мы высказывались против этого закона. Обсуждение и голосование проходило с множеством грубых нарушений регламента. Поправки не обсуждались, некоторые были просто проигнорированы, а отдельные поправки принимались с голоса. До сих пор нет финального текста закона на сайте Верховной Рады, непонятно за что, собственно, голосовали депутаты.

Закон № 1317 противоречит целому ряду конституционных норм, предоставляет неограниченные полномочия регуляторным органам в лице Госкино, ставит под угрозу независимость деятельности СМИ. Если говорить о декларируемой цели закона - обеспечить информационную безопасность Украины, то эффект может быть обратным. Телезрители имеют альтернативу поиска и просмотра интересного им контента в интернете и по спутниковому ТВ, количество нелегальных способов распространения контента в Украине огромно, а с принятием таких законов будет только увеличиваться. В результате мы увидим взрывной рост интереса к тому, что будет объявлено нелегальным.

С точки зрения контента в эфире, несомненно, это приведет к последствиям и для нас, и для других участников рынка. Мы давно активно развиваем производство собственного телевизионного контента, прежде всего для телеканала Украина. Однако заместить весь объем контента собственным производством невозможно и неэффективно, тем более невозможно сделать это быстро. Мы просили о льготах, но нам отказали. Конечно, мы будем искать дополнительные способы замещения контента, если это понадобится.

StarLightMedia

Когда началась запретительная активность со стороны государства, мы спросили: "Что нужно говорить сегодня украинцам через медиа, чтобы консолидировать, мотивировать и направить новое украинское общество? И начали сами поиск ответа на этот вопрос методом экспертных интервью с академиками, историками и культурологами. Две ценности, вышедшие "в финал" - свобода и солидарность - могут составить комментарий к закону: "Свобода - это когда мы идем по пути самоорганизации, десакрализации власти, сервисного государства, создания правил, которые будут приняты их исполнителями. Просто принуждения и запреты не подходят. Законы должны быть справедливыми в понимании тех, кого они касаются. Солидарность, потому что в Украине продолжают жить бок о бок очень разные социокультурные группы, разные идентичности: в этом наша общая драма, но и возможность. В разнообразии - наша сила. Нас объединяет общее национальное сознание, общие ценности".
Источник

Обсуждение этой публикации запрещено! Вы больше не можете оставлять здесь комментарии.