5 февраля Верховная рада приняла закон «О внесении изменений в некоторые законы о защите информационного телерадиопространства Украины» (законопроект № 1317). Существовало несколько редакций, согласно которым в поправках рассматривались разные варианты запрета трансляции российского контента. Голосование вылилось в фактическое дожимание депутатов (что можно увидеть из стенограммы на сайте ВР) вперемежку с выступлениями с трибуны и поправками с голоса. Какие именно поправки были приняты и в каком виде подписан законопроект, стало понятно уже после официальной публикации документа.

Безопасное зрелище: сценарии развития украинского ТВ без российского продуктаНесмотря на то что законопроект обсуждался довольно давно, принятие закона в данной редакции стало неожиданностью. Ни круглых столов, ни конференций, ни публичных обсуждений, ни поисков возможных компромиссов с представителями телеканалов организовано не было. В итоге телевизионщики получили закон, согласно которому через два месяца украинские вещатели не смогут транслировать российские фильмы и сериалы, популяризирующие силовые структуры страны-агрессора, снятые после 1 августа 1991 года (что логично в свете событий последнего года и было принято игроками рынка).

Кроме этого, под запрет попадают проекты, не имеющие никакого отношения к прославлению силовых структур РФ. Речь идет об абсолютно всех фильмах и сериалах, снятых после 1 января 2014 года. Позиция «Медиа Группы Украина» по этому поводу давно выражена и не претерпела никаких изменений. Мы неоднократно высказывались против этого закона еще до его принятия, о чем говорили в своем открытом письме, привлекая внимание ключевых лиц государства и общественности.

Принятый закон создаст значительные трудности телеканалам, которые использовали в сетке вещания большое количество российских фильмов и сериалов. Основная проблема, которую придется решить – это замена запрещенного кино-сериального контента при сохранении рейтингов.
Грубо говоря, есть 7500 часов эфира в год, и канал заранее планирует, сколько часов у него есть в библиотеке, сколько он произведет, сколько останется купить или произвести. При этом программный директор планирует, сколько часов будет не хватать в прайм-тайме (19.00 – 23.00 в будни), сколько днем и утром, сколько в выходной день (прайм-тайм для цены на рекламу в выходной день считается с 7.00 до 23.00).

Сейчас каналы столкнулись с проблемой, что какое-то количество часов оказалось под запретом, а также с отсутствием возможности купить премьерные сериалы, произведенные в РФ. У кого-то выпадет несколько сотен часов продукта, у кого-то – несколько тысяч. В связи с этим многим каналам уже приходится отказываться от каких-то планировавшихся (или давно подписанных стратегических сделок с проектами, расписанными на несколько лет вперед), отказываться от сотрудничества с производственными компаниями, каналами, менять премьерные проекты на библиотеку, которая не попала под запрет (фильмы и сериалы, снятые до 1 января 2014-го и не пропагандирующие силовые структуры государства-агрессора).

Дорогой продукт

Помимо телеканалов, планы будут рушиться и у производственных компаний. В данный момент не совсем понятно, каким образом будут регламентироваться проекты, снятые совместно украинскими и российскими компаниями. Например, мне интересно, что было бы с фильмом «Несломленная»/«Незламна», выйди он в конце этого года, а не сейчас. Телеканалы и в РФ, и в Украине сворачивают совместные заказы, а наши производственные компании вынуждены производить проекты отдельно для России и Украины. Хотя именно российские и совместные заказы (с львиной долей российского участия) и помогли выстроить производственную базу в Украине. Естественно, текущая ситуация вообще не стимулирует российские каналы размещать заказы в Украине (в РФ также кризис и сокращение бюджетов), а украинские каналы и без того сейчас испытывают большие проблемы с финансами в связи с сокращением рекламного рынка и девальвацией гривны.

Сейчас перед многими украинскими телекомпаниями встанет вопрос о возможности разрыва уже подписанных контрактов. Но если контракт был заключен давно и все платежи по нему прошли (тем более, если права уже были частично реализованы), то каналу будет сложно что-либо отыграть назад. Если контракт заключен на перспективу, то теоретически, возможна минимизация потерь за счет его разрыва, замены продукта или каких-либо иных изменений изначальных договоренностей.

Штрафные санкции бывают разные и зависят от каждого отдельного договора – если там указаны форс-мажорные условия, которыми оговаривалась подобная ситуация, то возможна замена контента или возврат средств. Но это, скорее, исключение из правил, нежели правило. Если все просуммировать, то все зависит от конкретных поставщика, канала и продукта.

В любом случае, телеканалы теряют деньги. Цена за час сериала может составлять от $100-200 и до $50 000-$80 000, в зависимости от размера канала, рейтинговости продукта, объема и эксклюзивности прав, премьерности или нет лицензируемого продукта. Важно также учитывать, что валютная сделка для каналов подорожала в три раза за последний год вследствие девальвации гривны и падения рекламного рынка в Украине до уровня примерно 2004 года в долларовом эквиваленте. Так что украинские каналы испытывают проблемы не только с российским контентом, но и со всем импортом.

Два с половиной решения

Ввиду принятого закона сейчас для украинских телеканалов есть два с половиной варианта решения проблем. Первый – снимать собственные кино-сериальные проекты, что с учетом падения рекламного рынка (который находится на уровне Литвы в долларовом эквиваленте) – весьма затратно и долго. При этом важно заметить, что большинство украинских каналов снимали и снимают собственные сериалы и телефильмы. Но речь идет о сотнях часов в год, а теперь каналам нужны тысячи, и снять такой объем кино-сериального продукта за год и даже два – невозможно.

Второй вариант – покупать больше контента в США, Европе, Азии и Латинской Америке, что не совсем отвечает запросам массового зрителя в Украине.
И еще один «полу-вариант» на ближайшую перспективу – вместо премьер показывать библиотечный российский контент, который не попал под запрет.

Скорее всего, каналы будут действовать по всем трем вариантам, наращивая при этом производство не сериалов, а дешевых студийных шоу, чтоб предоставить зрителю недорогой, но ментально близкий телепродукт. В этом плане мы приблизимся к Европе – итальянское и французское телевидение в значительной мере построено именно на студийных шоу.

В итоге зритель либо останется с телеканалами, либо перейдет на просмотр спутниковых каналов, где можно увидеть запрещенный продукт, либо прибегнет к интернет-пиратству. Таким образом, декларируемая цель закона – обеспечить информационную безопасность Украины – может получить обратный эффект. Количество нелегальных способов распространения контента в Украине огромно, а с принятием таких законов будет только увеличиваться. В результате мы увидим взрывной рост интереса к тому, что будет объявлено нелегальным.
Источник

Обсуждение этой публикации запрещено! Вы больше не можете оставлять здесь комментарии.