Государственная компания «Роснефть» хочет через суд взыскать с РБК и трех журналистов издания 3,124 миллиарда рублей «в качестве компенсации репутационного вреда». Это рекордная сумма, она превышает прибыль РБК за первое полугодие 2016 года в 50 раз. Претензии «Роснефти» вызвала статья «Сечин попросил правительство защитить „Роснефть“ от BP», вышедшая 11 апреля.

Может ли «Роснефть» разорить РБК одним иском?
Требовать такую компенсацию — это законно?
Сложный вопрос. Дело в том, что в российском законодательстве вообще нет понятия «репутационный вред». Есть «моральный вред», но требовать его возмещения, согласно Гражданскому кодексу, могут только граждане, а юридические лица (например, «Роснефть») — не могут. Поправка, которая не позволяет компаниям требовать возмещения морального вреда, появилась в 2013 году.

Получается, компании вообще не могут требовать возмещения репутационного ущерба?
Могут. В 2003 году Конституционный суд определил: несмотря на то что в законе напрямую не говорится, что юридические лица могут требовать возмещения репутационного вреда, они все-таки вправе его требовать.

Вот точная цитата:

«При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации)».

Некоторые компании, которые пытаются отсудить деньги у СМИ, ссылаются именно на это определение Конституционного суда и иногда выигрывают дела. При этом в решениях судов «репутационный вред» называют по-разному; причем иногда употребляется термин «моральный вред», хотя это противоречит современной редакции Гражданского кодекса.

Впрочем, бывает и иначе. Например, Верховный суд в подобном деле в 2015 году встал на сторону ответчика. В определении говорилось, что раз в Гражданском кодексе не написано, что юридические лица могут требовать возмещения морального вреда, суд нижестоящей инстанции не должен был ее присуждать.

Три миллиарда — огромные деньги. Закон позволяет взыскивать со СМИ любые суммы?
Тоже сложный вопрос. Существует постановление пленума Верховного суда от 16 сентября 2010 года, которое напрямую ограничивает размер взыскания денег со СМИ. Правда, оно касается только тех случаев, когда возмещения морального вреда требуют граждане, а не компании. В документе сказано, что сумма компенсации не должна вести к нарушению свободы массовой информации.

Цитата:

«Судам следует иметь в виду, что сумма компенсации морального вреда должна быть разумной и справедливой (пункт 2 статьи 1101 ГК РФ) и не вести к нарушению свободы массовой информации».

Таким образом, если сумма взыскания приведет к ликвидации СМИ, суд не может с ней согласиться. Однако постановление пленума Верховного суда не распространяется на юридических лиц. Мы не нашли документ, который как-либо ограничивает суммы исков к средствам массовой информации от компаний.

А как «Роснефть» обосновывает три миллиарда?
Это неизвестно. Компания не давала развернутых комментариев на эту тему. Представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев в разговоре с «Медузой» отказался комментировать иск к РБК.
Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить